Театр кукол - это отдельные люди. Они уникальны.

Виктор Скоморошко, Заслуженный артист Хабаровского края, режиссер.

Виктора Скоморошко театралы нашего города знают: он работал в театре драмы, а потом 10 лет-  был артистом нашего театра. С 2009 года-  работает в Хабаровском краевом театре кукол.

 «Сказка о храбром ягнёнке» (по повести Н.Осиповой «Полторы горсти)- не первая режиссерская работа Виктора в нашем театре. В 2009 году он поставил спектакль «Бука», который успешно идет в театре и сейчас. А в 2013 спектакль "Черно-белые метаморфозы"

Над этой постановкой Виктор Скоморошко работает совместно с художником- постановщиком Натальей Павлишиной (которую вы знаете по спектаклям «Серебряное копытце» и «Василиса Премудрая»).

В 2019 году Виктор Скоморошко, вместе с коллегой – Юлией Владимировой-  стали претендентами на получение премии «Золотая Маска» в номинации «Работа актера» за спектакль «Сны…» (режиссеры- Константин Кучикин и Ольга Подкорытова. Они тоже стали номинантами на эту престижную премию).

 Мы поговорили с Виктором о предстоящей премьере, о работе в театре кукол, о «Золотой Маске». Начали разговор с того, почему интересна именно эта сказка?

В.С: Там масса тем, которые мне интересны, и самое главное-  материнская любовь и ответная любовь сына к матери, которая движет его поступками.   Темы же вечные: родительская любовь, добро и зло. Подача может меняться, но тема остается. Мама заболела, и сын хочет помочь. Когда же, как не в раннем детстве говорить ребенку об этом. Если не объяснить эти истины в раннем возрасте, потом может быть поздно. Все же в нас закладывается в детстве.

- Как создается концепция спектакля? Как вы с художником придумываете решение?

- Начнем с того, что материал предложил нам Петр Александрович (Козец, главный режиссер Амурского театра кукол- прим. редакции). Наталья Геннадьевна Павлишина не сразу согласилась, но Петр Александрович обладает даром убеждения. И потом она погрузилась в тему, много чего изучала про Грузию, изучала пьесу. И чем дальше она работала, тем больше ей стала нравится пьеса. И она же предложила среду, где происходит действие.  А я всегда говорил - и больше понимал это с годами работы в театре- что успех спектакля в театре кукол на 90% зависит от художника. Потому что наше искусство- визуальное. И какой образ придумает художник, как он поселит героев в пространство спектакля, что создаст- в тесной связке с режиссером- таким и будет спектакль.    

 -Есть режиссеры, которые еще до начала работы над спектаклем чётко знают, что и как будет. А есть те, кто много импровизирует в процессе работы.  Вы к каким относитесь? Как идет работа над спектаклем?

- Не могу сказать жёстко. Но, приступая к этой работе и поработав с художником, я ехал сюда с четкой установкой, что я всё понимаю, всё вижу и знаю. Но артисты- они же не пешки и не роботы, и есть индивидуальные особенности: органика человека, и определенный жизненный опыт и опыт работы в театре, поэтому я стараюсь идти от артиста. Не их втягивать в своё клише, а чтобы всё было по-настоящему. Поэтому что-то придумываем вместе. Это все-таки совместный труд.

-  Театр кукол - это особенный театр. Если в драматический театр взрослые люди приходят на спектакль, и нет разницы, сколько человеку лет, то здесь мы очень много говорим и объясняем родителям, что ребенка надо приводить на спектакль, соответствующий его возрасту.  Разница восприятия у 3х-летки и, допустим, 6ти-летки- огромная! Учитывая Ваш актерский и режиссерский опыт скажите, почему так важно, чтобы родители это понимали?

- Все дети разные, и развитие, и воспитание в каждой семье разное.  И когда родители стоят на кассе, они же начинают умолять: да мой ребенок такой умный и развитый, он все понимает! И это замечательно, что родители так относятся к своему чаду. Но: если ребенку 3 года, а спектакль, условно говоря, 6+, то ему это просто неинтересно. У него в этом возрасте внимание еще не цепкое. Ему скучно, и он начинает «донимать» родителей и отвлекать других зрителей. Рядом сидящие дети тоже начинают отвлекаться.  А самое главное- если ребенку   не понравилось (именно из-за возраста: привели на тот спектакль, который УЖЕ неинтересен или ЕЩЁ непонятен), то это страшная травма, и он больше не захочет приходить в театр. И ещё одна важная вещь для меня, как для артиста: капризничающий ребенок и громко успокаивающая его мама (а иногда она начинает громко пересказывать то, что происходит на сцене!), очень отвлекают и мешают играть спектакль. Поэтому, конечно, важно прислушиваться к кассиру, который продает вам билет, или внимательно изучать информацию на сайте, или поинтересоваться в театре: на какой спектакль лучше взять билет.

- Не могу не спросить про спектакли для взрослой аудитории, которых уже много в репертуаре дальневосточных театров. Почему все время приходится убеждать зрителя, что театр кукол- не только для детей?

 - Потому что не знают, или забывают, что изначально театр кукол был создан как театр для взрослого зрителя. То, что «взрослые» спектакли не популярны в театре кукол- это ошибочное мнение, это наша дальневосточная «тёмность». Но репертуар для взрослых должен нарабатываться многими годами. Это должны быть не разовые спектакли. Нужно доказывать, когда есть репертуар для взрослых, что люди могут ходить чаще в театр. Нельзя прерываться, в каждом сезоне должны быть спектакли для взрослых. Но это сугубо моё мнение.  У нас сейчас есть потрясающий спектакль московского режиссера Натальи Пахомовой- но он и для детей (12+) и для взрослых. Причем, для слепых и слабовидящих людей.  «Почтарская сказка» (сказка с закрытыми глазами). Это спектакль на запахах, на звуках- на тактильных ощущениях. И спектакль «Сны…».

- Да, кстати, про «Сны…» Вы стали номинантами на самую престижную театральную премию «Золотая Маска» с этим спектаклем.

-И так и остались номинантами.

- Да, но это в шаге от лауреатов- так что все равно это очень почётно.

-  Мы в новом составе сыграли его один раз и разошлись на пандемию. Мне интересно в нем работать. Это тот спектакль, где артиста выводят «из зоны комфорта».  Но… я не боюсь «живого плана», и вообще, мне кажется, что «кукольные»- артисты более универсальны, чем   драматические. У нас же и в кукольных спектаклях очень много живого плана. И в этом спектакле -я не могу сказать, что он совсем не кукольный- там этюд с балконом: это жизнь одной квартиры, и параллель с человеческой жизнью. Но, не буду рассказывать всё…

Я, честно говоря, был удивлен, что нас выдвинули (на премию «Золотая Маска»- прим. ред.) Я же себя тоже адекватно не могу оценивать. Но было такое волнение. У меня сутки телефон дребезжал, все звонили, писали. Все были рады и счастливы.  Мы приехали в Москву, показали спектакль. И потом театр уехал, а мы остались на церемонию. И мы с Юлей были в числе 14 номинантов -  актеров всей страны.  Правда, практически все актеры из разных театров, но из спектаклей Яны Туминой (режиссер, доцент кафедры актерского мастерства и режиссуры театра кукол РГИСИ, лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая Маска – прим. ред.), она, если можно так сказать, «соревновалась» сама с собой. Мы сидели в первом ряду Большого театра. И я могу сказать, что у меня осуществилось полмечты: я побывал в Большом театре, но не увидел там спектакля, не посмотрел там балет.  Конечно, адреналин во время церемонии зашкаливает. Торжественность, официоз такой. Конечно, ты ждешь… Но обиды, разочарования я не испытывал. Хотя надежда была. Но это все равно было замечательное и очень важное переживание.

 -  Виктор, планируете ли Вы еще что-то ставить как режиссер?

 - Я не думаю об этом. Работа в Амурском театре кукол - это скорее исключение.  Режиссер- это все-таки другая профессия, это отнимает много сил и времени. Мне кажется, для меня правильнее оказаться с другой стороны этой «четвертой стены». Я знаю, что я кое-что умею, и научился вот этими вот руками оживлять деревяшечки, тряпочки, папье, поролон и так далее. Вот это я могу. И тут, конечно, заслуга Петра Александровича (Козеца- главного режиссера Амурского театра кукол.- прим. ред.), который  в меня поверил, когда я пришел  в 29 лет из тетра драмы. Я тогда впервые взял в руки тростевую куклу. И в этом же сезоне за роль Ивана тайным голосованием в театре я получил «главную мужскую роль».  И очень много уроков мне преподали Сергей Иванович Елизов, Ольга Долгая, которая прямо взяла «шефство» надо мной. Очень я им благодарен. Потом Петр Александрович практически заставил меня преподавать. И потом я уже и играл, и преподавал: и здесь, и в Хабаровске.  И вот этот опыт я считаю очень важным. И я благодарю и боготворю тех, кто меня поддержал.  Нигде таких отношений больше нет. Театр кукол - это отдельное государство, отдельные люди. Они уникальны.

Возврат к списку